Устрялов в под знаком революции

Н. Устрялов. Под знаком революции

Никола́й Васи́льевич Устря́лов (25 ноября , Санкт-Петербург — 14 сентября , Этот период жизни запечатлен уже в моих книжках „В борьбе за Россию“, а затем „Под знаком революции“». (Из письма Н. В. Устрялова Н. Устрялов Н.В. С того берега (). Устрялов Н.В. Под знаком революции. Национал-большевизм. Избранные статьи – гг. Аукцион Империя // Устрялов, Н.В. Под знаком революции: Национал- большевизм (статьи по- литические) – Русские думы (Очерки.

Мать, Юлия Петровна, урождённая Ерохина — происходила из калужской купеческой семьи. Биография[ править править код ] Николай Васильевич родился в Санкт-Петербурге. В году семья переехала в Калугугде Николай окончил Николаевскую классическую мужскую гимназию с медалью.

Национал-большевизм - Устрялов Николай

В году Николай Устрялов поступил на юридический факультет Московского университета. Весной следующего года он слушал лекции в Сорбонне и в Марбургском университете. В это время он стал членом Конституционно-демократической партии. В — учебном году он читал ещё и в Народном университете.

Шанявского курс по истории русской политической мысли. В году он переехал в Пермьгде вскоре был избран ординарным профессором Пермского университета. После занятия Перми белыми войсками он перебирается в Омскзатем в Читув начале года оседает в Харбине.

Немедленно переехал в Омск и до самого падения правительства принимал живейшее участие в белой борьбе. В Харбине сразу же выступил противником дальнейшей гражданской войны. Позже он пришел к выводу, что большевики были единственной силой, способной восстановить могущество Россиии стал поддерживать Советский Союзкоторый, по его мнению, как редиска, был красным лишь снаружи, но оставался белым внутри.

Бисмарк после невероятных усилий и даже не без помощи слез и рыданий! История показала, сколь дальновиден был крутой поворот в политике гениального канцлера. Такой поворот "на градусов" произвел на широкие круги избирателей неблагоприятное впечатление и способствовал поражению Гладстона на следующих общих выборах.

Даже многие члены либеральной партии с тревогой взирали на "неустойчивость" премьера, а министр внутренних дел Чемберлэн вышел из его кабинета, тем самым подчеркнув и узаконив происшедший партийный раскол. Однако прошло не так много времени, и Англия убедилась, сколь мудр был знаменитый деятель, сумевший вовремя заметить опасность и, учтя ее, радикально переменить свою тактику.

Еще и до сих пор английскому кабинету приходится распутывать ирландский узел, запутанный "твердой рукой" сменивших Гладстона консерваторов и "либералов-унионистов" чемберлэновского толка. Подобные примеры можно приводить до бесконечности. Наиболее близкий нам - феерическое превращение Ленина из "друга" Германии в ее "врага", из антимилитариста в идейного вождя большой регулярной армии, из сторонника восьмичасового рабочего дня в насадителя десяти- и чуть ли не двенадцатичасового.

Что же, неужели все эти люди - изменники своим принципам? Они лишь умеют отличать принцип от способа его осуществления. Они - лучшие слуги своей идеи, чем те, кто близоруким и неуклюжим служением ей лишь губят ее, вместо того чтобы дать ей торжество.

Они - не изменники, они только - не доктринеры. Они не ищут неизменного в том, что вечно изменчиво по своей природе. Они умеют учитывать "обстановку".

Разведопрос: Сергей Кредов про гражданскую отечественную войну

И возьмем другой пример. Французские эмигранты, наиболее "последовательные" противники великой революции, кончили тем, что вместе с иностранцами боролись против своей родины до тех пор, пока она не была окончательно разбита и унижена.

Они - во имя родины! Они, наконец, радикально "победили" под Ватерлоо и торжественно вернулись восвояси под охраной английских солдат и русских казаков.

Впрочем, быть может, Франция нужна была этим господам лишь постольку, поскольку она воплощалась в их прекрасных поместьях феодальной эпохи и в солнечной роскоши двора Людовика XIV?. III Русская интеллигенция боролась против большевизма по многим основаниям.

устрялов в под знаком революции

Но главным и центральным был в ее глазах мотив национальный. Широкие круги интеллигентской общественности стали врагами революции потому, что она разлагала армию, разрушала государство, унижала отечество. Если бы не эти национальные мотивы, организованная вооруженная борьба против большевизма с самого начала была бы беспочвенна, а вернее, ее бы и вовсе не.

устрялов в под знаком революции

Правда, нельзя отрицать, что идеология советов вызывает против себя ряд существенных возражений и в плоскости культурной, равно как экономической и политической. Но одни эти возражения никогда не создали бы того грандиозного вооруженного движения, которое в прошлом году ополчилось на красную Москву. Пафос этого движения был прежде всего национальный. Большевизм не без основания связывался в общественном сознании с позором Бреста, с военным развалом, с международным грехом - изменой России союзникам.

Но теперь обстановка круто изменилась. Брестский договор развеян по ветру германской революцией вместе с военной славой императорской Германии.

Но, главное, большевикам удалось фактически парировать основной национальный аргумент, против них выставлявшийся: Два прошедших года явились огненным испытанием всех элементов современной России.

Национал-большевизм

Это испытание закончилось победою большевизма над всеми его соперниками. Весною года была в корне сокрушена оппозиция слева в лице "анархизма", одно время весьма модного в столицах и даже некоторых провинциях.

Осенью того же года оказалась преодоленной "социал-соглашательская" линия, прерванная московской каноссою Вольского с одной стороны, и омским переворотом Колчака - с.

Прошлое лето ушло на борьбу Москвы с Омском и Екатеринодаром. Результат этой борьбы налицо. Как только пала колчаковско-деникинская комбинация, стало ясно, что внутри России нет уже более организованных, солидных элементов, могущих претендовать на свержение большевизма и реальное обладание властью в стране.

Отдельные вспышки случайных местных восстаний после рассеянных фронтов и сокрушенных правительств - лишь бесцельные судороги бессильного движения, и было бы верхом донкихотства возлагать на них мало-мальски серьезные надежды. Вместе с тем, стало столь же несомненно, что красное правительство, сумевшее ликвидировать чуть ли не миллионную армию своих врагов, есть сила, и вполне реальная, - особенно на фоне современных сумерек европейского мира.

В эту же минуту отпало национальное основание продолжения вооруженной войны с Советской властью. Жестокая судьба воочию обнаружила, что наполеоновский мундир, готовившийся для Колчака русскими национал-либералами, не подошел к несчастному адмиралу, как и костюм Вашингтона, примирявшийся для него же некоторыми русскими демократами.

Национальная сила оказалась сосредоточенной во враждебном стане И русские патриоты очутились в затруднительном положении. Продолжать гражданскую войну и то не во всероссийском масштаба они ныне могут лишь соединившись с иностранными штыками, - точнее, послушно подчинившись. Иначе говоря, им пришлось бы в таком случае усвоить себе психологию французских эмигрантов-роялистов: Если это назвать патриотизмом, - то не будет ли подобный патриотизм, как в добрые старые времена, требовать кавычек?

И если такую тактику считать даже венцом "последовательности", - то не лучше ли быть непоследовательным? Что касается меня, то мне кажется, что переход от национальной ориентации Омска к эмигрантским настроениям в стиле Людовика XVIII - есть самая величайшая "непоследовательность" из всех возможных. И когда мне приходится читать теперь о боях большевиков с финляндцами, мечтающими "аннексировать" Петербург, или с поляками, готовыми утвердиться чуть ли не до Киева, или с румынами, проглотившими Бессарабию, не могу не признаться, что симпатии мои - не на стороне финляндцев, поляков или румын Лишь для очень поверхностного, либо для очень недобросовестного взора современная обстановка может представляться подобною прошлогодней.

Не мы, а жизнь повернулась "на градусов". И для того, чтобы остаться верными себе, мы должны учесть этот поворот. Проповедь старой программы действий в существенно новых условиях часто бывает наихудшей формою измены своим принципам. Прекрасно знаю, что большевизм богат недостатками, что многие возражения против него с точки зрения культурной вульгарный материализм, "механизация" жизниэкономической "немедленный" коммунизм и политической антиправовые методы управления еще продолжают оставаться в силе.

Но главное, решающее возражение - с точки зрения национальной - отпало. Следовательно, и преодоление всех тягостных последствий революции должно ныне выражаться не в бурных формах вооруженной борьбы, а в спокойной постепенности мирного преобразования, путем усвоения пережитых уроков и опытов. Помимо того, теперь уже нет выбора между двумя лагерями в России. Теперь нужно выбирать между Россией и чужеземцами.

А раз вопрос ставится так, то на все жалобы об изъянах родной страны, соглашаясь признать наличность многих из этих изъянов, я все-таки отвечу словами поэта: Да, и такой, моя Россия, Ты всех краев дороже мне! Еще держится этот уголок, ныне единственный во всей России, где кучка "верных" продолжает с мужеством отчаяния гибнуть за то, что она считает национальным делом. Эта позиция и останется для него неизменной.

Устрялов, Николай Васильевич — Википедия

Если в году он, как и многие, колебался и говорил то, что в дальнейшем предпочитал не вспоминать, то к весне года его взгляды приобрели твердость — и то, что менялось в дальнейшем, — это понимание конкретной ситуации, в которой приходилось действовать и к которой применять свои принципы.

Ключников занимал пост министра иностранных дел в правительстве Колчака. После крушения Колчака Устрялов, оказавшийся в Маньчжурии и отрезанный от основных центров эмиграции — и своих прежних собеседников, — на новом отрезке формулирует свое понимание положения вещей. Теперь остатки белого движения, независимо от их субъективных намерений и желаний, оказываются союзниками противников России — их ставка на интервенцию, на союз с теми, чьи интересы — опять же объективно, по самой логике вещей — не могут быть интересами России.

Собственно, с того момента, как Устрялов вполне понимает, что Ключников не преследует цели образования особой позиции, а целиком оказывается инструментом большевиков, отношения между ними прекращаются.

  • Устрялов, Николай Васильевич
  • Устрялов Н. В. Избранные труды
  • Гражданское служение

Для Устрялова х годов задача — быть лояльным гражданином, служить государству. Теперь у власти в этом государстве находятся большевики — в этом горькая ирония истории, но бороться против них теперь — значит одновременно бороться и против своей страны. Устрялов верит или пытается веритьчто система предоставляет ему возможность быть гражданином, что от него требуется добросовестность, а не нерассуждающая верноподданность — в том числе на уровне заветных мыслей, проявляющихся пусть в молчании в тот момент, когда от тебя требуют говорить.

Большевизм претерпит и уже претерпевает внутреннюю эволюцию: