Раздел знакомства в газетах гтюмень

Slando olx объявления знакомства секс полно

Slando olx объявления знакомства секс полно. РРРРС (Р РРРРёСРёРРССРё Г тюмень объявления бесплатные Полно, РРёРРРёРСРРР. Личный опыт знакомства по объявлению и в интернете. Мнение психолога и владелицы Покупаю газеты и хочу найти свое счастье. Беру типичную. Светлана Д. г. Тюмень ревновал, подшучивая, что в порнографии один из самых популярных разделов – это секс с медсёстрами. Не дай бог, статейка негативная про онкоцентр в его газете появится, я тебя живьём сожру. Ему нужны были какие-никакие знакомства среди тех, с кем предстояло.

Светка, сноха, сразу заявила, что деду надо сегодня же переезжать к ним, не гоже одному, старому да немощному, век вековать.

Хоть и хрущёвка, но трёхкомнатная, и не беда, что кухонька крохотная да одна комната проходная. Люди и такой рады. И русские семьи жильё ищут, и кавказцы. С этих можно запросить даже больше, потому что дом неподалёку от рынка, вот только загадят они чужое жильё, как пить дать. Потом скоблить да чистить долго придётся. Танька, дочь, с тем, что деда надо забирать, была полностью согласна. Но женщины расходились в том, у кого отец будет жить.

Парню уже жениться пора, пусть привыкает самостоятельно жить. Пусть дедуля её комнату занимает, а она здесь поселится. И университет рядом, и работа в двух кварталах. Всё-таки родная дочь лучше снохи, что бы ты ни говорила. Разговор начинал обретать форму скандала. Дед Коля поднялся из-за стола: Я никуда не собираюсь. Дайте мне спокойно помереть в своём доме. Не близок крюк с работы сюда таскаться. Я не маленький, сам себя обихожу, силы, слава богу, ещё. И разговоры о моём переезде вы тут напрасно затеяли.

Мы с Татьяной тут сорок лет прожили, тут и помрём оба. Она, царствие ей небесное, ушла с миром, да и мне немного осталось. Дед Коля повернулся и пошёл из залы в свою комнату.

Всё это время молчавшие мужчины тоже поднялись и пошли на площадку выкурить по сигарете. У сына и зятя тоже были свои мнения по поводу дальнейшей судьбы деда, где и с кем ему доживать, но ни тот, ни другой в разговор жён не встревали. Их супруги не спрашивали, а если бы и спросили, то вряд ли прислушались. На второй день, когда на двух машинах съездили на кладбище и вернулись домой, едва только женщины уже в присутствии своих взрослых детей затеяли разговор о переезде, дед Коля и с небывалой раньше строгостью пресёк их доводы и аргументы, взял с полки какую-то толстую книгу и ушёл в свою комнату, демонстративно громко притворив дверь.

Первое время сын и дочь звонили каждый день, справлялись о здоровье, спрашивали, что готовил на обед, чем ужинал. После девятого дня звонки постепенно перешли с ежедневных только на воскресные. Раз в неделю забегала после лекций внучка Наташка, иногда с подружками. Пили в зале чай, потому что на тесной кухне за крохотным столиком места было только на двоих, весело щебетали о своих университетских делах, жаловались деду на строгость молодых преподавателей, хихикали по поводу нерадивых кавалеров и шумной стайкой убегали по своим молодым делам.

Время от времени заезжал внук Серёжка. Но это были только визиты вежливости. Он отказывался от чая, сидел на диване, справлялся о самочувствии, беспрестанно кому-то звонил и пикал кнопками, отправляя смс-ки, спрашивал, не надо ли чем помочь, в магазин там сходить или ещё что, а когда дед от его волонтёрской помощи отказывался, ссылаясь на массу дел, уходил с обещанием как-нибудь заглянуть. Иногда заезжали и сын с дочерью. То ли они сговаривались заранее промеж собой, то ли так получалось, но каждый раз объявлялись врозь.

Дед Коля не забивал себе голову такими пустяками, и от разговоров о завещании, что заводили дочь и сноха, только отмахивался: Не собираюсь я помирать, отступитесь вы от меня! А похороните, потом сами разбирайтесь, кому квартира отойдёт. Другого-то богатства мы не накопили. Вон в Москве, по телевизору говорят, хрущёвки уже сносить начали.

Дойдёт это и до нашего города. Как-то очень быстро растаял снег, не было даже привычной для весны грязи, начался дачный сезон, сын и дочь наперебой приглашали его на свои дачи, но ехать никуда не хотелось. Это раньше они с Татьяной занимались посадками у тех и других, благо участки находились в одном кооперативе, на них всё лето приходился и полив, и прополка. Дети наезжали только на выходные, да и то можно сказать, с инспекторской проверкой: Пенсионерам на дачах тоже было лучше, чем в квартире, поэтому дед Коля с Татьяной всё лето жили за городом в срубленной из брёвен старого дома даче, которую потом отписали сыну.

Как-то незаметно и на этой своей даче они стали вроде как не хозяевами, а гостями. Правда, из рубленой половины их никто не выселял, потому что там было теплее, но в выходные всё чаще хотелось уехать в город, чтобы не мозолить глаза семье сына и его друзьям. А уж если заявлялся Серёжка с компанией, Татьяна сразу начинала собираться в город, объясняя, что им с дедом надо было давно проверить, всё ли там в порядке, да только боялись оставить дачу без присмотра. Дед стариком себя не считал.

Силы у него были, всю тяжёлую работу на даче он делал сам, хотя и сын, и зять ворчали, что мог бы их дождаться, но он не любил, когда кто-то мешался под руками.

Татьяна тоже на старуху не тянула. Правда, после рождения внука, а потом и внучки, сразу безоговорочно объявила себя бабушкой и старалась во всём соответствовать новому статусу. А уж когда те стали взрослыми, и совсем смирилась со своей старостью.

Конечно, на даче было бы вольготнее, но дед Коля даже не представлял, как он будет один там, где привык быть вдвоём с женой, всего несколько месяцев не дождавшейся их золотой свадьбы.

Тут они хоть и были вместе, но больше времени проводили каждый в своей комнате. И возникшая после смерти жены пустота не так угнетала, как на даче. Он целыми днями сидел с книгами, читал первое попавшее под руку, а когда переворачивал последнюю страницу, не мог вспомнить ни строчки из прочитанного.

Текст не отпечатывался в сознании, занятом совершенно другими мыслями. Тосковал сильно, хоть и не подавал вида. Вот, говорят, перед смертью у человека перед глазами вихрем пролетает вся его жизнь. Дед Коля умирать не собирался, и жизнь перед его глазами не пролетала стремительным мигом, а медленно, как в занудных телевизионных сериалах, которые так любила Татьяна, просматривалась серия за серией.

В этих своих воспоминаниях он иногда так отрешался от действительности, что вставал из кресла и направлялся к двери, чтобы напомнить жене о том или ином случае, но сделав два-три шага, останавливался, осознавая, что сказать некому, что он один-одинёшенек в этой сразу ставшей такой ненужно большой квартире.

От этого одиночества начинало ныть сердце. Дед Коля брал со столика валидол, клал его под язык, откидывался в кресле, стараясь переключиться на что-то приятное, но это что-то непременно было связано опять же с Татьяной, и становилось ещё тоскливее.

Хандра наваливалась всё чаще и чаще. В этом своём состоянии отрешённости от мира дед Коля забывал про еду и вспоминал о ней, только когда в животе начинало урчать. Тогда он шёл на кухню, доставал из холодильника пакет кефира, наливал кружку и пил маленькими глотками, только чтобы заглушить чувство голода.

Когда сын или дочь спрашивали, что он ел на обед или на ужин, дед Коля вообще не мог вспомнить, а ел ли хоть что-то, или так и просидел в кресле с открытой книгой, но ворчал в ответ, что, слава богу, на что на что, а на еду его пенсии ему хватает.

К концу лета начал болеть живот. Резь время от времени становилась настолько невыносимой, что хоть старик и терпеть не мог врачей, пришлось идти в поликлинику.

Участковый врач дала направление в гастроцентр, где впервые в жизни деду Коле пришлось глотать резиновый шланг. Его выворачивало наизнанку, но медсестра просила потерпеть и с каждым глотательным движением пациента проталкивала противную кишку всё. И это были не единственные мучения, которым подвергли доктора попавшего к ним руки пациента. После того, как он прошёл полное обследование, оставив в кассе почти всю свою пенсию, выписали деду Коле направление в онкоцентр.

Так и оказался старик среди других товарищей по несчастью, диагноз которых люди называли коротким словом рак. Какая-то косточка в ступне хрустнула, когда неловко оступился на лестнице.

И поехал младший лейтенант запаса Фёдор Березин в десантный полк на целых два месяца. Армейская жизнь его не тяготила, наоборот, он даже в какой-то степени обрадовался предстоящим изменениям в наскучившем однообразии пресной гражданской жизни.

Служил он в ВДВ, поэтому надеялся снова ощутить непередаваемое чувство полёта под куполом парашюта, когда душа поёт, а от неописуемого восторга ощущения необъятного пространства хочется кричать во весь голос. Но начало сборов оказалось более чем скучным. Каждый день в течение двух недель их снова и снова заставляли укладывать парашюты, потому что половина участников сборов не имела об этом ни малейшего представления.

Правда, потом были и прыжки. И с Ан-2 и с ИЛ Особенно нравились Фёдору прыжки с этого большого самолёта. Перед десантированием он снижал скорость до километров в час, и всё равно воздух казался таким плотным, что из чрева лайнера прыгал, будто на поверхность воды.

Но романтика, как и следовало по логике, что за хорошим всегда следует плохое, закончилась учениями. Как назло зарядили дожди. В чётко определённых командованием местах днёвок, где их проверяли следившие за учениями независимые инспекторы, возле нещадно дымящего от сырых дров костра сушили одежду и обычные кирзовые солдатские сапоги. И надо же было так случиться, что уже на второй день носок правого Фединого сапога оказался настолько близко к огню, что пригорел.

А самое неприятное заключалось в том, что в нём образовалась хоть и небольшая, но дырка, через которую влага от мокрой травы сразу же проникала внутрь. Так с мокрыми ногами и шёл Фёдор остатки маршрута. Отвыкший на гражданке от столь длительных переходов, он быстро намял ступню в дырявом сапоге, на третий день идти сделалось очень больно, но он терпел, подбадривая ребят и больше самого себя анекдотами и разного рода шуточками.

А когда, выполнив задание, их группа вышла в назначенное место и оттуда была вывезена на машине в часть, на правой ступне Фёдора кожа совсем отслоилась. В санчасти ему предложили лечение в госпитале, но какой там госпиталь, когда все стали разъезжаться по домам!

Она ищет его в УРФО

А дома к лечению отнёсся безалаберно. Как только сочившая сукровицей ступня едва затянулась розовой нежной кожей, отправился на работу. А вскоре начались проблемы. Федю несколько лет сначала лечили врачи, а потом разного рода целители.

Лечили от экземы, что расползлась по всей подошве правой ноги, но стопа продолжала натуральным образом гнить. Он ездил к специалистам в дерматологический центр, и даже Москву, но и там доктора ничего толком понять не могли, пока не оказался в руках онкологов.

Да в той степени, что облучение или химиотерапия были уже бессильны. Сначала ему отрезали ступню, а почти месяц назад отпазгали еще сантиметров двадцать.

И сразу предупредили, что эта ампутация не станет последней. Только Фёдор не унывал. Он знал тысячи анекдотов и рассказывал их по любому случаю или поводу, отвлекая соседей по палате от тяжких дум, что то и дело лезли в голову после объявления диагноза. У него уже дважды ногу укорачивали, через полгода, скорее всего, еще операция предстоит. У него там что-то типа рака кости обнаружили. А он, как ни в чем не бывало, хохочет круглые сутки.

С одной ногой на машине таксует, на рыбалку ездит, даже за грибами по лесу мотается. Посмотришь, у рынка инвалиды сидят без одной ноги, милостыню просят целыми днями. А этот семью кормит.

Slando olx объявления знакомства секс полно

Старая халупа для жилья совсем не годилась. Да и тесна стала после того, как два года назад жена вдобавок к трём сыновьям родила дочь. А это значит, что рано или поздно ей потребуется отдельная комната. Да и ребятам нужен простор, а не самодельная трёхъярусная кровать.

В райцентре зашёл в банк узнать насчёт ссуды на полмиллиона на десять лет. Решил, что платить по пять тысяч в месяц при нынешней зарплате ему будет вполне под силу. Старый-то уж совсем прохудился, ремонтировать дороже обойдётся.

Да и тесноват при нашей семье. А вдруг с тобой что случится? Кто банку деньги отдаст? Вот они твою жизнь за твой счёт и страхуют, чтобы риск снизить. Давай мы с тобой вот что сделаем: Только живые деньги я тебе не дам. Буду платить по счетам за материалы и за работу. Процент мы тебе установим в размере инфляции. А чтобы никаких разговоров по деревне не пошло, мол, я на тебе наживаюсь, строителей сам нанимать будешь. Я думаю, так тысяч двести-триста сэкономишь. Строить жильё не только не запрещено, а поощряется на всех уровнях власти.

Так, глядишь, я на тебе ещё и политический капитал заработаю, а? Он был свой, деревенский. Первый свой капитал сколотил как раз на строительстве, потом открыл свой магазин, купил оборудование для переработки мяса и рыбы, стал продавать продукцию в соседних городах, наладил закуп, переработку и сбыт.

Деньги пускал в развитие производства, и в отличие от подавляющего большинства новых богатеев, не строил себе дворец на несколько этажей, а жил вместе с родителями в ещё дедовском доме.

Зато когда совхоз совсем стал разваливаться, он практически за бесценок скупил остатки техники, мастерские, две фермы, взял в аренду паи и стал поднимать хозяйство.

Видя такое усердие, в области ему выдали кредит на закуп породистого скота, и дело пошло на поправку. А тут ещё и природа помогла с высокими урожаями. К односельчанам, которые работали на совесть, Василий Иванович относился уважительно.

Получив работу и хорошую зарплату, народ в своём благодетеле души не чаял. Но были, конечно, и завистники, и откровенные лодыри. Только когда двоих пьяных трактористов директор отвёл за мастерскую и собственноручно отлупил, откровенные пьянки прекратились. Пить-то, конечно, мужики пили, но только уже тайком.

И не столько от жён, сколько от директора. Был Василий Иванович немногим старше Степана, но поскольку женился рано, сын и дочь уже заканчивали университет и вряд ли собирались возвращаться в родное село.

Во-первых, зная тебя с пацанов, я не сомневаюсь, что деньги эти ты отработаешь. А во-вторых, я таким образом тебя захомутал. Своих накоплений и обещанных директором денег на строительство дома, по подсчётам Степана, должно было хватить. Сначала брат отговаривал нанимать людей со стороны. Мол, сами сделаем всё как надо, а чужие люди они только деньгу зашибить.

Сляпают сикось-накось, а тебе потом переделывать. Оно, конечно, так было бы лучше и дешевле, только самим-то когда? Ну, Степан и повёлся. Может, они и вправду были мастеровые, но стоило только отвернуться, как чего-нибудь напортачат. А где же целыми днями-то за ними присматривать? Приедет Степан вечером, посмотрит, снова шаляй-валяй сделано, поматерится-поматерится, а в ответ всё одно от бригадира слышит, мол, исстари на Руси ведётся, что ежели бы не клин да не мох, так и плотник бы сдох.

Ну, что-то наспех переделают, что-то поплотнее притешут, а на душе у Степана осадок неприятный остаётся. Тем более, что сам привык всё делать аккуратно. И так на нервах всё лето, пока стройка шла. Теперь-то уже и дом под металлочерепицей, и полы настелены, и потолок, и окна вставлены, и двери навешены. Осталось только купленный в городе газовый котёл установить да отопление провести.

И новоселье справлять. Дело к завершению близится, но понервничать с такими работничками пришлось немало! К тому же ел, когда придётся, и то чаще всухомятку. Сначала думал, что именно от этого справа внизу живота заболело, но терпел, пока терпелка не кончилась. Заехал в районную больницу, докторице пожалился. Рассказал даже то, над чем сначала всей семьёй, а потом уже и всей деревней смеялись.

Нынешним летом, когда никакого спасу от комаров не было, и народ спасался от кровопийцев мазями да аэрозолями, в домах по вечерам включали фумигаторы, а пенсионеры, не имея лишних денег, просто жгли по вечерам в чугунках старые тряпки, и спали люди только в пологах из марли, его не то что не кусали, ни одна тварь даже на тело не садилась. Врачиха тоже поулыбалась такой исключительности, но значения рассказу не придала, хотя дома учительница биологии настоятельно советовала проверить кровь.

Мол, наверное, что-то с кровью неладно, раз уж очень чувствительные твари с крылышками стороной облетают. И когда Степан появился в палате, его начали расспрашивать, где опухоль, когда обнаружили, как лечился. А что он мог рассказать? Да никак не лечился! Она имеет свойство регенерации.

Степан начал мучительно вспоминать, что означает это слово, слышанное ещё когда-то в школе, но с годами напрочь забытое. Вроде бы кто-то когда-то говорил, что печень действительно насколько-то отрастает, но утешение это было слабым.

Ученые при помощи стволовых клеток и плаценты из эмбрионов курицы или абортированного человеческого плода просто поразительные чудеса творят. Печень для них как насморк. Вон на Украине какой-то ученый, не помню фамилию, лекарство создал, запатентовал и теперь продает по всей Европе. Ну, может, раскошелиться придётся. Машину там продать или ещё что Много раз он слышал, что в области бесплатно врачи уже ничего делать не хотят.

Я весной после первой операции дал десять. Но надо было не после давать, а. Не пришлось бы второй раз под нож ложиться. А хирурги после каждой операции по сто граммов спирта для успокоения нервов принимают.

Я-то, говорю тебе, четвертым. Ну, они как за день по триста граммов спиртяшки приняли, уже совсем нахороше.

Вот у меня в животе половину инструмента и забыли. Когда я ходить начал, всё думал, что у меня внутри бренчит да звякает. Пожаловался врачу на обходе, он живот щупал-щупал, на рентген отправил, там и обнаружилось, что у меня в брюшной полости двое ножниц, зажимы, скальпель и пинцеты.

Вот пришлось второй раз оперироваться. Более того, они мне мой конверт с деньгами вернули. Так что, когда на операцию повезут, ты старайся не засыпать.

И просись первым, пока трезвые. Степан не сразу сообразил, что его разыгрывают. Врубился только тогда, как громогласный хохот потряс всю палату. И даже утром переведенный из реанимации дед Коля, обеими руками держался за оперированный живот и несмело, чтобы не разошлись на днях наложенные швы, долго хихикал. Единственно безучастным к происходящему оставался мужчина лет пятидесяти на койке у самого входа.

Он будто не слышал разговоров, а всё время задумчиво смотрел в потолок, то и дело сильно потирая низ живота, пытаясь таким способом будто бы выдавить наружу острую режущую боль, что не давала возможности расслабиться. И если не брать во внимание его да деда Колю, опутанного какими-то трубками да шлангами, то в этот момент палата была похожа на комнату отдыхающих в санатории, но никак не на палату приговорённых страшным диагнозом. Ниночка растерянно хлопала густо накрашенными ресницами, утирала ладонями лоб и щёки, оттягивала насквозь промокший и сразу же прилипший к телу халат.

Знакомства для встреч, общения, создания семьи

Собравшийся за новогодним столом персонал громко зааплодировал, и с разных сторон послышались весёлые голоса уже захмелевших от тостов за проводы старого года сестёр и хирургов: А сидящий рядом Саша схватил со стола салфетку и старательно начал вытирать струйки шампанского, стекающие с лица девушки на шею и грудь. Причём делал он это уже насквозь промокшей салфеткой настолько старательно, что от движений его ладони расстегнулись сразу две верхних пуговки халата, обнажив тугие полушария грудей, едва прикрытых поддерживающим бюстгальтером.

Их-то с особым старанием и начал вытирать обалдевший от такой возможности мужчина. Целыми днями бабы к нему в очередь стоят, чтобы грудь показать да дать пощупать! Голых сисек что ли не видали? Давайте за наступивший новый год выпьем.

А потом, если хотите я вам сама сиськи покажу. Нинка, спрячь своё соблазнительное достояние! С Новым годом, с новым счастьем! У всех счастье через край льётся! Ты уж поаккуратней, чтобы на всех хватило. Потом были ещё тосты за милых дам, снова за любовь, за благополучие в семье, за эту проклятую работу, за красоту и за многое другое. Больных в отделениях оставалось мало, ходячих городских отпустили на новогоднюю ночь домой, тяжёлых, поскольку операций специально на последние предновогодние дни не назначали, не было, поэтому в палатах оставались только выздоравливающие из районов да из других городов.

Но и они тоже сейчас кучковались в вестибюлях и холлах, отмечая праздник заранее припасённым спиртным, что принесли навещающие больных родственники и знакомые. Правда, тосты у пациентов были не за любовь и за дам, а за то, что тревожило их сейчас больше.

Они тоже сегодня наслаждались свободой, потому что был праздник, и дежурные сёстры никого не загоняли в палату, беззлобно ворча, как это бывало обычно. Быстро захмелевшие от небольшой дозы спиртного пациенты, перебивая друг друга, рассказывали каждый свою волнующую его историю, при этом лишь единицы молча, вполуха слушали сразу нескольких своих собеседников-соседей, думая о чём-то своём.

Женщины отходили к окну, смотрели на фейерверки, запускаемые во дворах неподалёку расположенного микрорайона, и плакали, тоскуя по домашним и переживая по поводу своего заболевания.

Некоторые сидящие за столом, рассказывая о былом, не забывали, что будущее у них очень призрачно, а кто-то, расчувствовавшись от выпитого, переставал крепиться, что после поставленного диагноза делал изо всех сил, и вытирал помимо воли навернувшиеся слёзы.

А дежурный персонал веселился. Надя заранее заготовила фанты с прогнозами, и каждый вытягивающий их, вслух произносил, что его ждёт в новом году. Такие же неожиданные, часто очень весёлые, предсказания были на бумажках и остальных участников застолья. Когда вдоволь насмеялись и выпили уже в который раз за любовь, поскольку известно, что её, как и денег, много не бывает, Надя устроила конкурсы с эротической подоплёкой.

Нет, до полного раздевания дело не дошло, но даже проигравшему Степанычу пришлось на несколько минут расстаться с брюками, а сама заводила беззастенчиво сбросила халат и ходила, гордо покачивая своим большим бюстом. Саша то и дело оказывался рядом с Ниночкой, а во время конкурса, когда мужчинам надо было доказать свою силу и рыцарские наклонности, носил её на руках вокруг стола. Он давно имел виды на Ниночку, да и она тоже откровенно кокетничала с хирургом, но дальше двусмысленных шуточек дело у них не заходило, хотя часто вместе дежурили по ночам, вели за чашкой кофе душещипательные беседы.

У обоих были семьи, и если у самого Саши дома было далеко не всё благополучно, потому что жена изводила его упреками за частые дежурства по ночам и по выходным, то Ниночка своей жизнью была очень довольна. Муж её любил, трёхгодовалая дочь росла здоровой и очень смышленой, и даже со свекровью, вместе с которой жили, взаимоотношения были очень даже милые.

Так что всё у неё было хорошо, и не было абсолютно никакого повода заводить роман на стороне, чтобы компенсировать недостаток внимания или чувств.

А поскольку девушка она была весёлая, добрая и очень хорошо относилась к пациентам, многие из них безнадёжно, в последний раз на оставшемся отрезке жизни, влюблялись в красивую медсестру, чьи пухлые губы делали её очень похожей на Анджелину Джоли. Ниночка рассказывала мужу об очередном поклоннике, что был в два с лишним раза старше её и задаривал её красивыми букетами или коробками конфет в надежде на хоть какую-нибудь благосклонность, муж шутил, что его милая жёнушка должна получать прибавку к своей более чем скромной зарплате ещё и за психотерапию, и при этом никогда не проявлял даже малейшей ревности.

В онкологию Ниночка попала не случайно. Несколько лет назад у неё от рака умерла любимая бабушка. Эта смерть настолько потрясла девушку, что она решила непременно поступать в медицинский институт.

Этот предмет в их сельской школе преподавали по очереди: Не пройдя по конкурсу в мединститут, девушка пошла в медицинский техникум, пока училась, вышла замуж и, получив диплом фельдшера, без проблем устроилась дежурной медсестрой в онкологический центр, где всегда не хватало среднего и младшего персонала. При виде пациентов, многие из которых, узнав о своём диагнозе, сразу же смирялись с неизбежностью скорой смерти, сникали, не верили в выздоровление, на Ниночку будто наваливалась ответственность за их будущее.

Жалея их, Ниночка во время утренних и вечерних процедур, пока ставила уколы, приводила примеры, когда онкологические больные через десять и пятнадцать лет после операции наведывались на обследования и оставались совершенно здоровыми. Иногда такие истории о якобы дальних родственниках или хороших знакомых своих родителей она прямо на ходу придумывала.

Да так образно, что сама верила в правдивость этих оптимистических историй. Стоит ли говорить, что пациенты сердобольную участливую девушку просто обожали, а мужчины нередко проникались и более глубокими чувствами.

Так что влюблённость пациентов только подтверждает правильность курса порноиндустрии. И с Сашей они были не более чем друзьями, коллегами по работе. Ниночке было приятно с ним общаться, он на удивление много читал, во время ночных дежурств часами просиживал за своим ноутбуком с выходом в Интернет, интересовался классической музыкой и современной зарубежной литературой.

Тогда Саша скачал специально для неё два романа Зары Деверо. И тоже сюжет показался девушке выдуманным от начала до конца, но эротические сцены, которыми были пронизаны оба произведения, сильно возбуждали.

А когда Саша спрашивал, понравилось ли, она отмахивалась от него: Какую-то порнушку подсунул и ещё хочет, чтобы мне это понравилось! Женщины остались убирать со стола и мыть посуду, мужчины отправились проверить больных. В ординаторской Ниночку дожидался Саша. Чайку и немножко вздремнём? Больные спят, всё хорошо, дежурство идёт просто фантастически интересно.

Ниночка села возле накрытого для чая журнального столика в кресло напротив Саши, при этом распахнувшийся халат оголил её стройные ноги, но она не придала этому никакого значения, даже не замечая некоторой вольности в одежде. Переодеваясь с мужчинами в одной комнате, медсёстры нисколько не смущались, оказываясь перед ними в нижнем белье, более того, покупали его специально покрасивее, чтобы было не стыдно предстать перед коллегами полураздетой.

За сахаром потянулись одновременно, столкнулись руками, Саша взял девушку за ладонь, сжал, осторожно погладил пальцами другой руки. Ниночка сделала робкую попытку убрать ладонь, но Саша удержал, потом встал, потянул девушку к. Она тоже поднялась из кресла, и их губы встретились в долгом и нежном поцелуе. Так начался у Ниночки и Саши служебный роман, о котором вскоре заговорили почти все коллеги.

Да влюблённые, собственно, особо не таились, но и не афишировали свои отношения. Только всё чаще оказывались вместе на ночных дежурствах, когда после полуночных уколов пациентам могли, наконец, уединиться и дать волю чувствам. И лишь их домашние ни о чём не догадывались. Дай-ка я на тебя при уличном свете посмотрю! Пойдем, я тебе палату забронировал.

Пока шли по коридорам и поднимались по лестнице, доктор расспросил старого друга, что того беспокоит. Не в плане бизнеса, а в отношении здоровья.

Как только вошли в одноместную коммерческую палату, доктор сел в кресло и начал: Сегодня не есть, завтра натощак сдашь кровь из пальца и из вены, сделаешь рентген брюшной полости, эРэ РэС и ирригоскопию. Я сейчас направления выпишу и сестре отдам. Я хотел сегодня тебя на кардиограмму и на томографию отправить, но там с обеда по всему крылу кабели меняют.

Так что тоже завтра. Но если хочешь знать, рентген тебе сделаем. Возьмём материал на биопсию. Вообще-то надо было три дня к этому готовиться, фруктов, овощей и жирного мяса не есть, но ладно, может и так получится. Кофе только пью чуть не вёдрами. Хотя нет, лучше фортране выпьешь. Тебе с твоим весом надо литра четыре. Выпьешь, и прочистит куда лучше клизмы. Сейчас я сестру на первый этаж в аптеку отправлю, там должен. А ты из вещей ничего с собой не захватил? Сейчас звякну, водила принесёт.

Задолбали уже нас всякими бумагами! Не поверишь, я за операционным столом меньше стою, чем отчёты всякие сочиняю. Даст бог, обойдётся всё, просто лучше перебздеть, чем не доглядеть. До вечера Дмитрий Иванович работал. Он уютно устроился за письменным столом, который был в палате, обустроенной им же после той операции в благодарность докторам и для удобства таких же как он ВИП-пациентов, потом развалился в кресле и посмотрел по телевизору местные новости. Как всегда, шла одна мура про поездки уже надоевшего всем телезрителям губернатора, про открытие нового спорткомплекса в отдаленном районе, а сюжет о доме престарелых предварял прямой эфир с заместителем губернатора по социальным вопросам о развитии медицинского обслуживания в регионе.

На экране появился холёный с безразличными глазами чиновник, которого он помнил этаким пронырливым хлыщом еще по институту и с братом которого был хорошо знаком, не раз пил водку на разных торжествах и немного завидовал, потому что бизнес того, благодаря наличию брата на самой вершине исполнительной власти, раскручивался более, чем успешно. Чиновник рассказывал, какие программы по здравоохранению приняты в области, сколько на них выделено денег из местного и областного бюджета, сколько выделено квот на лечение в федеральных клиниках, сколько закуплено суперсовременного оборудования.

Начались позывы от выпитой сладковатой воды, которой надо было осилить аж четыре литра. К утру его прочистило, как нельзя лучше, тем более, что за последние несколько дней действительно питался кое-как, от случая к случаю. И то больше кофе да бутербродами с сыром, который очень любил. После процедур перекусил принесённым сестрой завтраком, позвонил водителю, чтобы привёз из ресторана нормальный обед, занялся работой.

После обеда пришёл Дьяконов, устало развалился в кресле. Опять было четыре операции. Я ведь, ты знаешь, кандидатскую именно на эту тему писать начинал. Тогда эта теория активно выдвигалась. Но не нашёл подтверждения.

А сейчас думаю, может плохо искал? Наверное, зря тему сменил. Ты только посмотри, сколько у нас теперь онкологических! Каждый день по четыре операции делаем. В год не меньше тысячи. А люди всё поступают и поступают. Палаты до отказа забиты. Иногда пациентов даже за пару дней до снятия швов домой отпускаем, чтобы другому место освободить. Не идёт народ на нищенскую зарплату. Иногда такая тоска забирает, что хоть вой. А с сёстрами вообще беда! Шеф уже в медколледже студенток на практику выпрашивает.

Надо же кому-то уколы, капельницы, клизмы ставить. Я вчера на дежурстве сам уколы ставил. А моё ли это дело? Так ведь скоро и утку хирургу выносить придётся. А при таком раскладе через пять-десять лет, когда наше поколение на пенсию выйдет, и операции делать будет некому. Ладно, давай по соточке! Я сейчас схожу, возьму результаты и коньячку принесу.

У нас этим пойлом от благодарных пациентов все шкафы забиты. Или может лучше спиртяшки? Доктор тяжело поднялся из кресла и вышел в коридор. Вернулся он минут через десять с коробкой французского коньяка и кучей бумажек.

Дьяконов надел очки и начал просматривать результаты анализов. Ну, биопсию, ты понимаешь, так быстро не сделали, а вот всё остальное готово. Снимок хороший, новообразований. Эрэрэс никаких патологий не выявила. Если бы были проблемы с метастазами, уровень был бы намного меньше. Но это надо будет проверить ещё.

Уровни нейтрофилов и тромбоцитов никакого воспаления и онкологии не показывают. Ты извини, но там эти долбанные энергетики так и не успели оборудование подключить. Обещают сегодня, кровь из носу, всё закончить, так что завтра томографию и кардиограмму сделаем.

У тебя как с сердцем? Я же говорю, что у меня, кажется, снова с желудком. И ведь, паразит, плеснёшь ему коньячку, вроде, как боль проходит. Дмитрий Иванович завёл, было, разговор о своих проблемах в бизнесе, ведь именно это его сейчас занимало больше всего, даже больше, чем непонятки со здоровьем.

Тем более, что сильного недомогания он не чувствовал. Но и это относил на нервное истощение и усталость от суеты последних дней. Ты хоть понимаешь это? Отдохни от проблем хотя бы в этих стенах! Ближе к полуночи сестра Ниночка поставила ему витамины, дала таблетку, пожелала спокойной ночи и вышла, тихонечко прикрыв за собой дверь. Сегодня дежурил Саша, с которым у них уже больше года длился бурный роман, так что ночь они проведут в ординаторской, занимаясь любовью.

Так что тревожиться нет повода. Если что, её найдут в ординаторской. Утром, в половине седьмого, Ниночка, поставив уколы в общих палатах, зашла в люксовскую и остолбенела.

Пациент со спокойным лицом лежал на спине и широко открытыми остекленевшими глазами смотрел в потолок. И не потому, что провёл свою первую ночь на диване в вестибюле хирургического отделения. Диван был хоть и коротковат, но значительно лучше вокзальных пластиковых стульчиков, скрепленных хомутиками в ровные ряды. К тому же санитарка принесла постельное бельё, одеяло, подушку, но стелить он ей не позволил. Сделал всё сам, зная, что персоналу и так достаётся немало с тяжёлыми больными.

У него же никакой боли не чувствовалось, и он осознавал себя абсолютно здоровым человеком, по чистой случайности попавшим в это страшное заведение. Ильдар тихонечко, стараясь не шаркать тапочками, прошёл в туалет, открыл окно и всей грудью вдохнул чистый бодрящий воздух. Ночью слегка подморозило, на лужах виднелся хрупкий ледок, цветы на клумбах, ещё вчера гордо выставлявшие напоказ свои яркие бутоны, враз почернели и опустили головы.

Да и потом, как-то страшновато на улице знакомиться. Возраст уже не такой и юный, знакомые все по уши в собственных проблемах, им не до устройства твоей личной жизни, одной тяжело и плохо, депрессия не за горами - короче, уж замуж невтерпеж, а негде этого самого, за которого, найти.

И тут случайно взгляд падает на газету с объявлениями или вспоминается сайт знакомств. Попытка - не пытка? Взгляд обывательский Дубль первый Покупаю газеты и хочу найти свое счастье.

Беру типичную ситуацию - допустим, я буду молодая женщина около 30 с одним ребенком, среднего роста, не очень-то стройная после родов особенно отдельными местамисимпатичная, с высшим образованием и небольшой квартиркой. Кого я ищу - спутника жизни себе и отца своему ребенку, значит, холостого, естественно, непьющего, со стабильным, пусть и небольшим заработком, доброго и внимательного. Объявления в рубриках "Знакомства для брака" я читала очень внимательно, подчеркивала, вдумывалась.

Анализировать будувзятые без системы, подряд. Потому что можно перевести в проценты и не получится половина человека. Сначала пришлось отмести тех, кто не подходит мне ни по каким критериям, а именно: Далее я вычеркнула всех, кому не подойду я: Итого осталось у меня 30 объявлений, на которые можно откликнуться. При этом если я курю - минус 5 объявлений, если не православная - минус 2, если хочу мужчину с высшим образование - минус 10, если мне нравятся мужчины с ростом выше - минус 12, если меня смущают слова "с большой грудью" или у меня маленькая грудь"с длинными ногами" или они не очень длинные"очень темпераментную" - минус 8, если я не блондинка - минус 4, если не брюнетка - минус 2, если не ниже - минус 3, если не хочу, чтобы мужчина переехал ко мне - минус 2, если меня смущают грубые орфографические ошибки в письме - минус Что касается меня, то я из игры вышла.

Потому что мне не удалось скомпоновать ни одного письма, где совпало бы то, что хочет он с тем, что хочу. На всякий случай я написала мужчине, который по первым сведениям устраивал меня, но я засомневалась в его серьезных брачных намерениях из-за уточнения про большую грудь.

В общем, стать мужем и отцом он не собирался. Дубль второй На этот раз я решила разместить свою анкету в Интернете, сразу на десятке крупных сайтов - для надежности. Специально отсканировала фотографию в полный рост и подробно изложила все свои данные. От мужчины своей мечты я потребовала не так уж много - рост выше так уж я устроена и высшее образование.

За две недели я получила ни много ни мало - 82 письма. Жаль, что нельзя их разложить по столь любимым мной процентам, но: На мой вопрос об уровне их образования, один признался в среднем, двое пропали; 8 оказались моложе 20 и старше 55, но уверяли, что они очень любят детей и готовы жениться; 34 письма содержали более или менее завуалированные предложения интима. Самое безобидное из них заключалось в словах "я могу пригласить Вас домой познакомиться поближе", а самое откровенное меня оскорбило, поскольку анкета была очень корректна.

Всем этим людям я посоветовала внимательнее читать объявление. Несколько человек попыталось вступить со мной в разговоры о пользе секса для одиноких женщин, но я проигнорировала; 2 интересовались, зачем мне, такой замечательной, мужчина и пространно рассуждали о феминизме, правильном воспитании детей, необходимости их рожать без мужчины, о месте женщины в семейной жизни и о не в меру самостоятельных бабах; 2 предложили мне наладить личную жизнь посредством продажи разнообразных товаров.

Этим я ответила нецензурно. С оставшимися семью у меня началась более-менее активная переписка. Отмечу, что все они оказались компьютерщиками, видимо, профессия располагает к одиночеству. Двоим я мягко отказала во встрече, посмотрев на фотографии вы бы меня поняли, если бы вы их виделиодному стало со мной не интересно, еще один с третьего письма начал подробно рассказывать мне о своих сексуальных фантазиях.

Из оставшейся троицы один заикается так, что первые 20 минут разговора издает только шипенье и бульканье, второй сходит с ума по компьютерным игрушкам и полностью оторван от времени и пространства, а третий В общем, его зовут Алексей, ему 28 лет, он в разводедействительно любит детишек и очень добрый человек.

Даже стыдно было признаваться ему в своем эксперименте и наличии мужа, но он оказался настолько необидчивым, что познакомился с нами обоими, и мы продолжаем общаться. Так вот, какие обывательские выводы я сделала из своей эпопеи: Свою фирму она создала на паях с подругой 6 лет назад, начинали втроем - они и секретарша, сейчас в штате более 15 сотрудников. Сейчас столько информационных ресурсов, можно обойтись без посредников, это будет дешевле.

Сейчас модно критиковать посредников во всех сферах - подбор кадров, покупка квартир, знакомства. Потом выясняется, что горничная воровка, в квартире прописаны другие люди, а у жениха семеро детей от семи жен. Многие брачные агентства очень тщательно проверяют кандидатуры, мы всегда просим показать документы, поэтому к нам не обращаются те, кто хочет под прикрытием знакомства обокрасть квартиру.

Потом время - это тоже деньги, а ты знаешь, сколько времени отнимают поиски супруга? Большая часть мужчин молодые - лет, и преимущественно хотят познакомиться с женщиной до 25, даже те, кому за А юных девушек мало, преимущественно дамы за К тому же женщины - обычно с детьми, им я советую рассмотреть кандидатуры мужчин из-за рубежа, наши мужчины, как правило, к детям относятся неприязненно. Еще один сложный момент - образование. Практически все женщины, которые к нам обращаются, с высшим образованием, а часто - и с двумя.

Естественно, они требуют от мужчины соответствующего. А большинство мужчин имеют среднее специальное. Конечно, стараемся как-то подобрать всем пару, кого-то уговариваем снизить требования.